Прогулка по Мантуе, Италия. Часть I.

Первые поселения в этих местах основали еще этруски. Потом на смену им пришли галлы. Около 220 года до н.э. галлов вытеснили римляне. После распада Римской империи этот регион, как и весь север Италии, входил в состав королевств вестготов и лангобардов, потом в состав Священной римской империи германской нации. В XI веке оказался в составе обширных владений маркграфа Бонифация Тосканского.
 
После смерти его дочери Матильды в 1115 г. мантуанцы перешли к республиканскому правлению и в 1167 г. вступили в пропапскую лигу ломбардских городов. Впрочем, республикой Мантуя пробыла немного – чуть больше ста лет. В 1276 году власть в городе захватило семейство Бонакольси. А их в 1328 году изгнали Гонзага, занявшие их место сначала в качестве «капитанов народа» (capitano del popolo), потом – маркизов, потом - герцогов. Гонзага задержались в Мантуе надолго – почти на 400 лет.

Почти все достопримечательности Мантуи – укрепленные замки и ренессансные палаццо, церкви Альберти и фрески Мантеньи, маньеристские дворцы и барочная лепнина – все это создано было при Гонзага. Пожалуй, изо всех итальянских ренессансных дворов только Медичи могли превзойти мантуанских владетелей. Сегодня Мантуя – один из самых целостных итальянских городов, сохранивших дух Ренессанса. Конечно, центр Флоренции тоже является довольно целостным ансамблем, но слишком людным.

Нашу прогулку по Мантуе мы начнем с железнодорожной станции. Стоя спиной к вокзалу, пойдем налево по Via Solferino a San Martino. По дороге обратим внимание на любопытные орнаменты палаццо под номером 21. То ли чисто барочные фантазии, то ли символика тайного ордена, в котором состоял владелец палаццо.
Следуя дальше по Via Solferino a San Martino, вы пересечете по мостику живописный канал. Можно сделать несколько кадров с пестрыми обшарпанными фасадами, как будто выплывшими из итальянского неореалистического фильма. Сразу после канала, на углу улиц Via Solferino a San Martino и Via Angelo Scarsallini стоит церковь Сан Франческо. Это одна из самых старинных церквей, построенная в эпоху первых Гонзага. Сама церковь была построена в 1309 году, а с 1369 по 1484 она служила местом упокоения мантуанских правителей. В 1944 церковь сильно пострадала он бомбардировок, но была восстановлена. Обратите внимание, как интересно сочетаются в церкви глухие стены романского собора и ползущие ввысь готические башенки. Сочетание, довольно частое для севера Италии. Пройдем немного вперед по Via Angelo Scarsallini, чтобы через квартал после церкви посмотреть на Палаццо д’Арко. Построено оно в 1784 году для семейства д’Арко, трентинцев по происхождению. В фасаде работы Антонио Колонна вино палладианское влияние. Обратите внимание на необычных сфинксов – никой брутальности, сухопарые тела тянутся вверх, как фигуры на картинах Эль Греко, а венчают их головы греческих атлетов. Сейчас в палаццо музей, можно попасть внутрь и полюбоваться на фрески, мебель и коллекцию научных инструментов. От палаццо д’Арко сверните направо, на Via Domenico Fernelli. Метров через сто слева вы увидите небольшую церковь Святых Симона и Иуды (Santi Simone e Giuda). Это небольшая церковь в палладианском стиле, очень целостная и гармоничная. Стоит остановиться на несколько минут и вспомнить одного интересного человека, похороненного в этой церкви. Слово Генри Мортону:

«Молодой шотландец по имени Джеймс Крайтон приехал в Италию в конце XVI века, ослепил всех своим крас¬норечием, способностью в нужный момент цитировать латин¬ские стихи и умением спорить. У него, кажется, было все, кроме денег. (…). Из Венеции он прибыл ко двору Гульельмо Гонзага, третьему герцогу Мантуи. Крайтон мгновенно очаровал герцога, ум¬ного, желчного маленького человечка, унаследовавшего про¬клятие рода Гонзага — дефект позвоночника, сделавший из него почти что горбуна. Своего сына и наследника Винченцо правитель не жаловал. (…) Герцог осуждал сына за постоянные выходки и волокитство, а Крайтона сделал одним из своих советников и любил вести с ним долгие бесе¬ды на ученые темы.

Вечером 3 июля 1582 года Крайтон покинул дворец и в сопровождении слуги шел по пустынным улицам. Было пол¬нолуние. Когда двое мужчин вошли в узкий переулок, они увидели две закутанные в плащи фигуры. Поравнявшись, один из них намеренно грубо толкнул Крайтона, и тот, не стерпев оскорбления, выхватил кинжал и ударил в спину ближайшего к нему человека. Друг раненого вытащил шпагу и пронзил ею Крайтона. Падая, шотландец узнал принца Винченцо. Ша¬таясь, он добрался до аптекаря и скончался в его доме. Слуга Крайтона, который мог бы рассказать, как было дело, исчез, и о нем больше никто ничего не слышал. Была ли смерть Край¬тона случайностью или запланированным убийством, вызван¬ным ревностью, кто может сказать? (…) Герцог пригрозил судить сына за убийство, но по¬том все замяли».

Такая вот история. Не знаю, где все это было, но невольно представляется, что где-то прямо вот тут, около этой церкви. Вот может быть, прямо на месте афишной тумбы упал бедный Крайтон, а Винченцо побежал дальше по улице, как раз в сторону герцогского дворца. Рассматривая любопытные рисунки на стенах, идем прямо по Via Domenico Fernelli до площади Каносса. Обратите внимание на скромную, но изящную барочную церковь della Madonna del Terremoto. Напротив нее – палаццо Каносса (Palazzo Canossa). Построенное в XVII веке, палаццо производит странное впечатление. Классический флорентийский фасад оснащен немного нелепо выглядящим палладианским портиком. Сверху коробкой по трети фасада нахлобучен третий этаж. Между тем, когда-то семейство Каносса не внушало никаких смешных чувств. Эти лангобардские графы набрали наибольший вес в IX – XI веках. На пике своего подъема семейство владело почти всей Ломбардией, большой частью Тосканы и Лацио. Под властью этой фамилии были Мантуя, Флоренция, Модена, Феррара и Перуджа. Наиболее известна из этого семейства маркиза Матильда Тосканская. Это в ее замке Каносса укрывался папа римский Григорий VII. Это перед ее замком император Священной Римской империи Генрих IV стоял трое суток на коленях, разутый, прося папу римского снять с него отлучение от церкви. Впрочем, Матильда была последней великой властительницей из рода Каносса. По своей смерти она завещала все свои ленные владения римской церкви. Естественно, император с этим не смирился, началась борьба между папством и империей за владение наследством маркизы – то, что потом вылилось в борьбу гвельфов и гибеллинов. Многие города как раз в этот момент под шумок обрели фактическую независимость и даже республиканский строй.

К моменту возведения палаццо семейство было просто одной из многих аристократических фамилий. Не бедной, впрочем, раз нашлись средства на такое палаццо. Сегодня piazza Canossa выглядит достаточно просто, по-домашнему. Около фонтанчика, у колонны с шаром, стоят разноцветные лейки. Доброжелательно улыбается камешек, прислонившийся к церкви. Ближе к дороге встала мобильная лавка с журналами и газетами – такая «Италпечать» на колесах. Обратите внимание: чтобы внутри покупатель не сталкивались, есть надписи «Вход» и «Выход». Продолжаем идти в том же направлении - улица малоизвестного Доменико Фернелли переходит в улицу Джузеппе Верди (via Giuseppe Verdi). Через некоторое время вы выйдите на небольшую площадь, где стоят две по-своему уникальных постройки. Первая – это церковь Сант-Андреа, спроектированная знаменитым Леоном Баттистой Альберти. Если Леонардо да Винчи – символ итальянского Возрождения в целом, то Альберти, пожалуй – символ итальянского гуманизма.

Разносторонне развитый человек, Альберти писал пьесы, занимался живописью и скульптурой, писал трактаты о природе человека и искусства. Все это он умудрялся в течение тридцати лет совмещать со службой в папской канцелярии Риме. Наиболее же известен Альберти своими гуманистическим сочинениями и архитектурными работами.

В одном из своих сочинений Альберти писал: «Природа, т. е. Бог, вложила в человека элемент небесный и божественный, несравненно более прекрасный и благородный, чем что-либо смертное. Она дала ему талант, способность к обучению, разум - свойства божественные, благодаря которым он может исследовать, различать и познавать, чего должно избегать и чему следовать для того, чтобы сохранить самого себя. К этим великим и бесценным дарам Бог вложил еще в душу человека умеренность, сдержку против страстей и чрезмерных желаний, а также стыд, скромность и стремление заслужить похвалу. Кроме того, Бог внедрил в людей потребность в твердой взаимной связи, которая поддерживает общежитие, правосудие, справедливость, щедрость и любовь, а всем этим человек может заслужить у людей благодарность и похвалу, а у своего творца - благоволение и милосердие. Бог вложил еще в грудь человека способность выдерживать всякий труд, всякое несчастье, всякий удар судьбы, преодолевать всяческие затруднения, побеждать скорбь, не бояться смерти». Идея Бога здесь еще воспринимается как источник всего сущего, но как далеко это упоение могуществом человека от средневекового смирения! Церковь Сант-Андреа начали строить в 1462 году на месте, которое было занято раньше бенедиктинским монастырем. От монастыря уцелела колокольня, построенная в 1414 году – вот она, слева от церкви. Фасад церкви обыгрывает мотивы Арки Тита – Альберти очень точно воспроизводил античные формы. Но наиболее гармоничен интерьер церкви. Конечно, собор святого Петра в Риме больше поражает своими размерами – но из-за обилия скульптуры и декора он не так радует глаз своими пропорциями. Этот свет, обрисовывающий четко выверенные геометрические формы – воплощение ренессансной архитектуры.

А в первой часовне слева похоронен Андреа Мантенья, речь о котором у нас еще пойдет...
  А метрах в двадцати стоит круглая постройка, которая бросает нас на 400 лет раньше. Ротонда Сан Лоренцо была построена в конце XI века как раз попечением Матильды Тосканской. Постройка повторяет форму Храма Соломона, так, как ее представляли себе первые крестоносцы. С легкой руки тамплиеров это форма стала дублироваться по всей Европе – один из таких храмов, давший название лондонскому Темпл Инну, до сих пор стоит в центре города (сейчас туристы пытаются найти там совпадения с романом Дэна Брауна). Возможно, что Ротонда Сан Лоренцо - первая из построек такого типа. Это объяснимо в том числе и тем, что первым заговорил о крестовых походах именно Григорий VII - большой, как мы знаем, приятель Матильды Тосканской. Как и большинство ломбардских построек того времени, храм построен из кирпича, но внутри есть мраморные колонны, позаимствованные из античных построек. Сохранились фрески XII-XIII веков, а также любопытная деталь – матронеум, специальное место для пришедших в церковь женщин. Интересно, что в какой-то момент самая старинная постройка в Мантуе была десакрализована и использовалась для магазинов и складов. Сегодня вход в храм свободный и бесплатный, если хотите –можете оставить пожертвование на содержание ротонды. Стоя лицом ко входу в Ротонду, посмотрим на любопытный фонтанчик. Человек, укутанный чалмой, изливает воду из своих ноздрей. Если вас не пугает эта картина, можно сделать глоток воды и, стоя спиной к фонтану, повернуть направо – к пьяццам Бролетто и Сорделло, где мы познакомимся с главной достопримечательностью Мантуи – Герцогским дворцом, Palazzo Ducale. Об этом - во второй части нашей прогулки...
0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=