Книга Джона Гришэма «Брокер»

Джон Гришэм не принадлежит к числу моих самых любимых авторов. Однако если нужно на несколько часов переключить мозги или скрасить унылую поездку на автобусе, то с этой задачей гришэмовские покетбуки справляются оптимально. Произведения малотоксичны - по прочтении 99% полученных эмоций и мыслей выводятся из организма естественным путем и не накапливаются в сознании. Новая книга Гришэма – «Брокер» (оригинал вышел в 2005, русский перевод – в 2009), в принципе, соответствуем заявленным выше стандартам. Автор фиксирует внимание читателя на первых страницах, почти как Путин на заседании Госсовета («Сюда нужно смотреть! И слушать, что я говорю!»). И не отпускает до последних страниц.

Но был в этом романе и небольшой сюрприз.

Наверное, те, кто читал мои рецензии, уже подумали, что речь идет о PR?

Ну, о PR там тоже есть. Гришэм довольно интересно описывает, как конкурирующие американские спецслужбы используют для организации «утечки информации» разные конкурирующие газеты, с какими целями это делается и что из этого выходит. Впрочем, у Кристофера Бакли эти механизмы описаны и детальнее, и забавнее.

А сюрприз вот в чем. Почти половина действия романа происходит в Италии, в таком замечательном городе, как Болонья. И город описан непривычно для Гришэма подробно и любовно. Он дан с точки зрения героя-американца, который живет там, спасаясь от преследования и изучая итальянский язык, и с точки зрения героев-итальянцев, и порой, с точки зрения самого автора. Чувствуется, что Гришэм провел в Болонье немало времени (в послесловии он об этом прямо говорит), и полюбил этот город. Так что перед поездкой в Болонью – мне кажется, стоит прочитать.

Несколько фрагментов:

«Официант поставил на стол корзинку с разными сортами хлеба и маленькую мисочку оливкового масла. Луиджи начал макать хлеб в масло и жевать, и вопрос был то ли забыт, то ли проигнорирован. Последовало новое блюдо, маленькая тарелка с ветчиной и салями с оливками, и разговор забуксовал. Луиджи – разведчик или контрразведчик, или оперативный работник, или агент той или иной породы, или просто инструктор, или связной, а может быть, и внештатный сотрудник из местных, но, прежде и превыше всего, он итальянец. Никакая профессиональная подготовка не могла отвлечь его внимание от первоочередной задачи – накрытого стола.

Во время еды он сменил тему разговора и рассказывал о строгих правилах настоящего итальянского обеда. Сначала antipasti, закуски, – обычно это тарелка с разными сортами мяса, такая и стояла у них на столе. Затем первое блюдо, primi, – как правило, это внушительная порция макарон, риса, суп, или polenta, назначение которого в том, чтобы слегка подразмять желудок перед главным блюдом, secondi, – чаще всего это изрядное количество говядины, свинины, рыбы, цыплят или барашка. Будьте осторожны с десертом, зловеще предупредил Луиджи, оглянувшись, чтобы убедиться, что официант не слышит. Он печально покачал головой, объясняя, что многие, даже хорошие, рестораны закупают кондитерские изделия на стороне, а не пекут сами, и они переслащены и настолько пропитаны дешевыми ликерами, и что становятся смертельно опасными для зубов.

Марко всем своим видом показал, что потрясен этим национальным скандалом.
 – Выучите слово gelato, – сказал Луиджи, и глаза его вновь заблестели.
 – Мороженое, – сказал Марко.
 – Браво. Лучшее в мире. Чуть дальше по улице есть gelateria. Мы пойдем туда после обеда».

«Воздух дна улице был прохладен и свеж, на небе ни облачка; роскошный зимний день выгнал за порог всю теплокровную Болонью – люди спешили по делам и оживленно болтали с друзьями. Разговорные запасы буквально выплескивались наружу – невыспавшиеся студенты бурно приветствовали друг друга, а домохозяйки сбирались в кучки и делились последними сплетнями. Пожилые джентльмены в пальто и при галстуках пожимали руки знакомым и говорили все одновременно. Уличные торговцы шумно предлагали свои товары».

« – Собор был заложен в 1390 году, и первые лет сто все шло довольно гладко, – сказала она. Треть фасада снизу была облицована красивейшим розовым мрамором, верхние две трети представляли собой безобразную кирпичную кладку, на облицовку  которой мрамора не хватило. – Потом настали трудные времена. Как видите, снаружи он так и остался незавершенным.
 – Это не очень-то красиво.
 – Конечно, но в этом кроется некая интрига. Вы хотели бы побывать внутри?
 А что еще делать следующие три часа?
 – Certamente, – сказал он.
 Они поднялись по ступенькам и остановились у двери. Она посмотрела на табличку и попросила:
 – Mi dica – Скажите мне. – Когда закрывается церковь?
 Марко нахмурился, с трудом подбирая слова, и сказал:
 – La chiesa chiude alle sei. – Церковь закрывается в шесть часов.
 – Ripeta.
 Он повторил три раза, пока она не осталась довольна, и они вошли внутрь».


 

0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=