Главная Блоги Check Point Самая итальянская деревня Британии.

Самая итальянская деревня Британии.

Однажды архитектор и будущий сэр Кло Уильямс-Эллис маялся бездельем. На дворе стоял 1925-й год, до изобретения SimCity оставалось почти 65 лет, а градостроительные и архитектурные навыки уже буквально распирали будущего сэра. Что бы вы сделали на месте Кло, ремонт кухни? Будущий сэр пошарил по карманам и уговорил собственного дядю продать ему поместье со старым замком Aber la. Да, сто лет назад деревья были выше, пиво – вкуснее, а на карманные деньги можно было прикупить себе замок. Небольшой. Ну, как небольшой: Уэльская Комиссия по описанию памятников старины (название в вольном переводе) в 1914 году описала Aber la как «маленькое строение, гордо именуемое замком». В действительности же это была нежилая развалина, в нагрузку к которой прилагались несколько разбросанных по прилегающей территории построек. С этой развалины и начался Портмерион - самая итальянская деревня Британии.



2. Внешний вид уже первых построек Портмериона был настолько очевидно небританским, что деревня-гостиничный комплекс очень быстро приобрела славу яркого образчика местного архитектурного постмодернизма. Нашедшиеся тут же критики поспешили сравнить Портмерион и куда более известную древнюю рыбацкую деревушку Портофино, что на побережье Страны Сардин. Сэр Уильямс-Эллис отрицал все обвинения в плагиате следующим незамысловатым образом: - Как я мог не впечатлиться Портофино? - говорил он. - Я действительно постоянно вспоминал его образ как практически совершенный пример рукотворного украшения и использования дивного естественного ландшафта.

И действительно, лейтмотив Портмериона - смешение природного и человеческого, вплетение архитектурных деталей в чарующий ландшафт побережья Северного Уэльса. Посмотрите на беседку рядом с аркой на входе в деревню - и вы сразу поймёте, что я имею ввиду.



3. Под стать беседке и сама арка, да и всё здание сторожевого домика, наполовину утопленное в скалу.



4. Пройдя под арку, вы попадаете в настоящее Средиземноморье: такое, каким его могла бы увидеть Алиса, если бы случайно откусила где-то между левой и правой сторонами гриба, одновременно докуривая кальян с Гусеницей.



5. Здание "Часовни" (в центре вверху), естественно, не несло никакой духовной нагрузки: просто слово "часовня" нравилось сэру Кло. Лично я никогда не устану радоваться тому обстоятельству, что манера называть наиболее значительные в городе здания любимыми словами строителей не получила широкого распространения. Думаю, цензура при таких перспективах не казалась бы нам сегодня таким уж злом - по крайней мере, цензура городских карт. (Если что - польза громоздких шуток в том, что они укрепляют бицепсы ваших мозговых клеток.)

В 30-е года 20-го века наш архитектор только намечал план будущего гостиничного комплекса, проектируя и отстраивая ключевые строения, вокруг которых потом планировались более мелкие постройки. "Часовня", построенная в 1933-34 годах на самом высоком в округе месте, проектировалась особенно тщательно: до нашего времени сохранился даже детальный макет здания. Однако главной деталью в биографии "Часовни" стала вовсе не башенка колокольни справа, а тот факт, что дом строился для Аугустуса Джона - выдающегося уэльского художника-постмодерниста, мастера скетча и гравюры.

Аугустус Джон действительно часто снимал "Часовню" под мастерскую, как правило, летом - но это уже совсем другая история. Зато вам интересно будет узнать, что башенка колокольни - на самом деле никакая не башенка. У неё, как и у целого ряда других "зданий" деревни, есть только фасад, но почти нет третьего измерения. С этим чувством "ненастоящности" Портмериона ничего нельзя поделать: ты никогда не угадаешь, что окажется за следующим нарядным фасадом - и будет ли там хоть что-нибудь вообще. Постоянное сомнение в адекватности собственных органов чувств - нормальное состояние для туриста в Портмерионе.



6. Помимо крышесносительных зданий в Портмерионе есть ещё две фишки, которые сразу же бросаются в глаза. Первая из них - изобилие декоративных арок всех форм и размеров, каждая из которых, как рама - картину, обрамляет вид на фрагмент живописного деревенского пейзажа. Этот архитектурный элемент используется здесь с такой изобретательностью и размахом, что полдня в Портмерионе можно провести только поочерёдно разыскивая все арки и фотографируя открывающиеся сквозь них перспективы. Впрочем, в этой фотоподборке вы на них ещё тоже насмотритесь.



7. Нео-классический портик на фоне скалистого уэльского пейзажа - шарман! Если не знать, что будущий сэр получил классическое образование в Тринити колледже Кембриджа. Правда, незаконченное.



8. А вот и вторая фишка Портмериона - скульптуры. Портик с фото выше украшен многочисленными барельефами, изображающими римских полководцев и прочих общественных деятелей, а в укромных уголках между домами и пальмами притаились многочисленные скульптуры: классические по природе, но все как одна - немного какие-то... неправильные, какие-то гротескные, как будто специально издевающиеся над смотрящим. Я лично к концу своего пребывания в деревне твёрдо проникся мыслью о том, что все местные скульптуры непрерывно корчат рожи за моей спиной - стоит мне только отвернуться. Возможно, это только моё воображение, но взгляните сами на этого льва, и, надеюсь, вам тоже станет по меньшей мере странно.



9. Просто много фото а-ля [info]sergeydolya -style. Про Портмерион можно рассказывать долго и взахлёб, но за окном ночь и мне немного сонно, так что вы лучше сами всё посмотрите.



10.


11.


12.


13.


14. Клоун заклинает пиявку возле ручья. Ну, что я вам говорил про скульптуры?



15. И снова: только у меня античная красота этого лучника вызывает несколько противоречивые чувства?



16. И снова арка-картина. Причём не просто так себе картина: это вид наружу из входа в главный общественный туалет.



17.


18.


19.


20.


21.


22.


23. "Дом сборщика дорожного налога" - мой любимый в посёлке. Не столько потому, что я там останавливался, сколько благодаря смешению элементов минимум четырёх народных стилей в этом сравнительно небольшом коттедже. Сам сэр Кло называл это строение "эта чёрная и похожая на норвежскую фигня, обитая досками". Если долго звонить в колокол на стене, то из магазина напротив вместо сборщика налога выйдет хозяин и несуетливо даст звонящему по чайнику. Если догонит, конечно. Вот так удобно устроено, всё для людей. С балкона на суету внизу взирает Святой Пётр с томиком Лермонтова в руках.



24.


25. Я уже упоминал, что Портмерион, по задумке своего создателя, должен быть вписан в прекрасный уэльский ландшафт так, чтобы дополнять его, а не подавлять очарование природы своим присутствием. На фото выше - масса примеров того, как дома и беседки органично сливаются со скалами и деревьями. Но как это выглядит более крупным планом, в масштабе деревни? А вот как:



26. Белое строение справа, "White Horses" ("Белые лошади"), названо так совсем не в честь знаменитых безалкогольных вечеринок Патрика МакГухана. Этот кавайный коттедж был некогда рыбацким домиком на берегу полноводной реки с мелодичным именем Двырыд. К сожалению, в момент, когда я выстраивал именно этот фотографический кадр, внезапно случились отлив и засуха. Поэтому воду слева за пушками вам придётся инициативно вообразить с использованием имеющихся у вас органов воображения. Напрягите эти пресловутые органы и представьте следующее: в период зимних дождей и сильных приливов (а это период с ноября по март каждого года) седые от пены волны ожесточённо колбасят в набережную перед домом, напоминая сорвавшихся с цепи белых лошадей. И пока вы перевариваете эту громоздкую метафору: в особенно бурную погоду лошадки иногда вламываются в дом, унося с собой встроенную мебель, холодильники, постояльцев и прочие предметы обстановки. Вернее, уносили бы, но предусмотрительная администрация пристёгивает постояльцев на
ночь наручниками к батарее
не сдаёт коттедж в зимний лошадеопасный период.



27. Слева на горке за сосной (отличный ракурс, правда?) желтеется "Сторожка". Это, пожалуй, самое "барочное" здание деревни, украшенное многочисленными фестонами, потолочной фреской от Хайнца Фейбуша и окружённое заборами, которые выглядят так, будто они заблудились. Возможно, именно этот странновато-потеряный вид дома и привлёк к нему внимание Брайан Эпстайна, менеджера группы "ЗэБитлз". В 60-х годах прошлого века Брайан частенько снимал пятикомнатную "Сторожку" на лето. Сэр Уильямс-Эллис, польщённый, естественно, вниманием такого гостя, даже переделал в честь Брайана платяной шкаф в основной спальне: большая, если вдуматься, честь - с учётом первоначальной целостности дизайна дома. Эпстайн неоднократно приглашал сюда в гости Джона Леннона, но тот, видимо, отчётливо представлял, как могли бы выглядеть переделанные в честь него и жены тумбочка и холодильник - и каждый раз находил причины отказаться от приглашения. Вместо Леннона Портмерион посетил Макартни, а Джордж Харрисон даже отпраздновал здесь своё 50-летие - без особенных, впрочем, дизайнерских последствий для предметов обстановки.



28. И конечно, портрет Портмериона был бы неполон без одной детали: памятника его обаятельному и ироничному создателю. Честно - я не знаю, установлен ли памятник самим сэром Кло Уильямсом-Эллисом, но не сомневаюсь, что без самого сэра дело не обошлось. Потому что расположен сей бронзовеющий бюст в самом популярном месте деревни: в храмоподобном строении общественного деревенского туалета.



P.S. У меня во френдах уже несколько клинических ярко выраженных архитекторов, историков, дизайнеров. Если у вас вдруг засвербит дополнить моё сумбурное повествование с профессиональной точки зрения - я буду этому только рад!


Источник: взято отсюда
0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=