Главная Прогулки Марли-ле-Руа: дворец, которого больше нет.

Марли-ле-Руа: дворец, которого больше нет.

Франция, окрестности Парижа. Марли-ле-Руа.Окрестности Парижа богаты дворцами и замками – Версаль, Фонтенбло, Шантильи… Казалось бы, есть ли смысл ехать осматривать место, где и дворца-то никакого нет? То есть он был там, это правда, но до нашего дня дошел лишь в гравюрах да плоском каменном контуре, отмечающем его былые очертания. Однако, как ни парадоксально, иногда вот эта-то пустота и способна дать нашей душе больше, чем лепнина и позолота. В пустоте порой слышнее шорох платьев, шелест кружев и тихий звон оброненной сережки…
 
Но сначала – как добраться. Первая часть маршрута повторяет начало прогулки к резиденции Александра Дюма - замку Монте-Кристо. С парижского вокзала Сен-Лазар отходят поезда на Saint-Germain-en-Laye, проходящие через станцию Марли-ле-Руа (Marly-le-Roi). Она находится прямо на границе между Марли-ле-Руа и Порт-Марли (Port-Marly). Если вы хотите посетить дом великого писателя - вам в Порт-Марли. Но сегодня мы пойдем в противоположную сторону – в Марли-ле-Руа.

На древне-французском слово Marly имело несколько значений - ободок, внутренний край тарелки или блюда; кружево или тюль, с краем, украшенным зубчиками кружев. Возможно, название отражает характер местности — она довольно низкая и окаймлена склонами холмов. По этим холмам можно идти пешком, можно доехать от станции на автобусе №9 до Hotel de Ville (мэрии). Оттуда по rue Mansard или rue Madame дойдите до Grand Rue, поверните налево – и окажетесь около местного офиса туризма. Там вы сможете набрать разных карт и описаний маршрутов, далеко не все из которых доступны в Интернете. Только учтите, что в понедельник и вторник он работает только с 9 до 12, а в субботу и воскресенье – с 14 до 17.30. В оставшиеся дни сотрудники присутствуют в офисе с 9 до 17.30, но с 12 до 14 они уходят на обед. Если погода способствует тому, чтобы выпить бокал вина на свежем воздухе, они могут и задержаться минут на 15-20. Впрочем, альтернативный вариант имеется – можно заранее оставить заявку на сайте http://www.marlyleroi-tourisme.fr, и вам обычной почтой, в белом конверте, вышлют несколько обычных, полиграфически изданных (не электронных!) буклетов. Справа и слева от офиса туризма есть ворота в парк Марли. Вход бесплатный. Заходите и идите, шурша гравием, к главному пруду. Если захватили корзинку для пикника, или просто пакет с пивом и сэндвичами – располагайтесь на травке, никто вас не прогонит. Пока бельгийское пиво разливается по стаканчикам, послушайте про историю этого места. Людовик XIV решил создать резиденцию в Марли как своеобразную альтернативу Версалю. Огромный версальский двор подчеркивал величие короля-солнце, но сводил к минимуму возможности для получения радостей жизни. Например, король, будучи на вершине абсолютистской власти, далеко не всегда мог легко определять, кого ему видеть на придворных ритуалах. Присутствие при дворе многих придворных было связано или с фамильной привилегией, или с купленной за немалые деньги должностью. Конечно, король мог приказать продать должность, мог лишить привилегии, мог отправить в ссылку или в Бастилию – но это все ж таки в чрезвычайных случаях. А если нет никакой криминальной подоплеки, а вот просто не хочется видеть королю-солнцу сегодня вечером герцога Ришелье – а ему не откажешь просто так, ибо у герцогов Ришелье есть право наливать королю вино за вечерним ужином. Двор – это вам не компания на пикнике; этого позвали, а этого не будем. Поставив себя на вершину этикета, Людовик и сам стал мере его рабом.

Так вот, к чему это я все? К тому, что в Марли король сам имел право решать, кого ему приглашать, а кого нет. На празднества в Марли приглашались от 50 до 100 человек. Конечно, тут играли роль и родовитость, и заслуги, но и - насколько тот или иной гость умел развлечь короля. Кто-то, получив однажды приглашение в Марли, становился потом его постоянным гостем, для кого-то первое приглашение оставалось и единственным. Человек потом мог всю жизнь убиваться и думать – ну что, что я сделал не так. Что можно было еще придумать, чтобы войти в круг избранных?.. А мог, наоборот, всю жизнь гордиться – ведь я все-таки был в Марли!.. а сотни придворных ждут этого приглашения годами, да так и не дождутся никогда…

Список приглашенных в Марли публиковался на специальном листке и обсуждался потом несколько недель (до следующего празднества) всеми придворными. Для времен Людовика XIV список приглашенных в Марли - это было круче, чем рейтинг Forbce 100. Ну что ж, допили пиво, отдохнули, поглядели на всяких птичек и букашек?.. Повернем направо и пройдем вдоль пруда. По дороге я расскажу, почему новая «частная» резиденция короля возникла именно здесь. Ну, причин было две – во-первых, Марли удачно лежало между Версалем и другой королевской резиденцией – Сен-Жермен-ан-Лэ. Во-вторых. земля в этом месте принадлежала Бурбонам уже давно. Правда, землицы было маловато, так, клочочек, но тут особых проблем не предвиделось - кто откажется продать королю несколько недостающих арпанов? В 1679 году купили землю, в 1684 были в целом завершены все работы и в 1686 году было организовано первое празднество в Марли. Ардуэн-Мансар, любимый архитектор Людовика, был ответственен за архитектуру и парк, а Шарль Ле Брюн придумал декор фасадов. Ансамбль получился оригинальным. Вместо большого дворца с несколькими крыльями и флигелями, в парке возник компактный королевский павильон на главной оптической оси эспланады. Двенадцать павильончиков поменьше, повторяющих очертания королевского, выстроились в две линии по обеим сторонам главного пруда. В королевском павильоне по углам было создано четыре помещения – для короля, для королевы, для Месье, Герцога Орлеанского, (брата короля) и Мадам, принцессы Палатинской, жены Месье. Они были отделаны, соответственно, в красном, зеленом, желтом и бежевом цветах. Между апартаментами были вестибюли, в которые вели четыре входа со всех четырех фасадов. Центральным элементом павильона был Большой Салон, который освещался через стеклянный купол. Дойдя до конца пруда, можно повернуть налево и дойти до места, где стоял павильон. Увы, не могу вас больше держать в неведении – на этом месте вы увидите абсолютно плоскую площадку, на которой каменными плитами выложены очертания павильона. Можно походить по ним, представляя, что вы проходите через невидимые стены. Что же случилось с дворцом?.. Герцог Орлеанский (уже другой), ставший регентом при малолетнем Людовике XV, не особенно любил Марли и практически не бывал там. В качестве резиденции для малолетнего короля он выбрал тюильрийский дворец в Париже (тоже, кстати, не сохранился). Людовик XV любил бывать в Марли, и при нем в замке был сделаны некоторые обновления. В частности, у Абревуара были установлены скульптурные группы, изображающие рвущихся в небо коней – этот ансамбль Гийома Кусту известен как «Кони Марли». В это же время в павильоне портреты любимых королевских гончих были заменены на «Апофеоз Энея» Буше.

Марли не раз упоминается у Александра Дюма. Правда, в связи с Людовиком XIV упоминание я нашел лишь одно.

Именно в садах король-солнце мог вспомнить развлечения своей молодости и того, кто пострадал из-за неумения скрыть свою любовь к красивой жизни: «… зрели в садах великолепные персики, о которых пятьдесят лет спустя с сожалением вспоминал великий король, говоря кому то в Марли, где в садах, обошедшихся Франции вдвое дороже, чем стоил Фуке его замок Во, не было порядочных сортов персиков: — Ах, вы не пробовали персиков господина Фуке, вы для этого слишком молоды» (господину Фуке и Во-ле-Виконту я обязательно посвящу отдельный пост). На страницах Дюма в Марли чаще всего едет Людовик XV. Для него Марли по-прежнему место, где можно скрываться от надоедливых придворных, наскучившей любовницы, ненужных семейных разборок.

«Король взглянул дочери в глаза и понял, что ее решение окончательно. Ему тоже хотелось, чтобы она уехала без лишнего шума. Ее высочество Луиза опасалась, что ее решение вызовет у отца слезы, а он щадил свои нервы. И потом он собирался отправиться в Марли, а пересуды и сплетни в Версале неизбежно заставили бы его отложить эту поездку…
…- Людовик! Ради самого себя вам следует меня щадить… Я вам даю возможность поразмыслить над моими словами, я устал, я доведен до крайности, я еле держусь на ногах. Прощайте, господа, я иду к дочерям, а потом еду в Марли в надежде хоть там обрести спокойствие, если, конечно, вы не будете и там меня преследовать…
…. Ты ведь хотел со мной поговорить, не так ли? — Я, сир? — краснея, переспросил молодой человек. — Ну да, ты просил сказать, что ждешь меня? — Это правда, сир. — опустив глаза, отвечал дофин. — Ну и чего же ты от меня хотел? Отвечай! Если тебе нечего мне сказать, я поеду в Марли». Как догадались настоящие дюманы, все три цитаты взяты из романа «Джузеппе Бальзамо». На страницах этого же романа мы знакомимся и с юным Жильбером. Сбежав из замка Люсьенн (а это совсем рядом), он бредет в Париж пешком где-то недалеко отсюда:

«Останемся в тени каштанов, — сказал себе Жильбер. — Если меня где нибудь и будут искать, то прежде всего на большаке. А к вечеру, переходя от дерева к дереву, от перекрестка к перекрестку, я доберусь до Парижа. Говорят, Париж большой. А я невелик, меня там не найдут». Эта мысль понравилась ему еще и потому, что погода была великолепная, леса тенисты, а земля покрыта ковром из мхов. Солнце еще припекало, но уже начало заходить за возвышенности Марли, высушив траву и вызвав шедшие от земли нежные весенние запахи, аромат цветов и свежей зелени».

Потом здесь же рухнет его дружба с Жан-Жаком Руссо, ибо именно в эти края Жильбера и его наставника заманят по приказанию сестры графини Дюбарри, красотки Шон:

«— Вот прекрасный повод прогуляться для нашего раненого… Берите его с собой. — Так далеко? — Это в двух шагах отсюда. Кстати, я отправлюсь в Буживаль в своей карете: я возьму вас с собой… Мы поднимемся по дороге Принцессы в Люсьенн, оттуда поедем в Марли. Мы будем делать частые остановки; наш раненый будет нести за нами складные стулья… Мы с вами будем собирать травы, а он подышит воздухом». Кстати, сама графиня Дюбарри, хотя и живет неподалеку в замке Лувесьенн (Люсьенн, как он называется у Дюма), только мечтает о том, чтобы попасть в Марли на официальных правах:

«— А мне надо поспешить все приготовить, — сказала графиня и, бросившись к карете, крикнула: — В Люсьенн! Завтра я скажу. «В Марли!». Марли при Людовике XV – уже не место встречи с наиболее приятными его сердцу придворными, это официальная резиденция, куда нельзя попасть, не будучи представленным:

«Герцог де Ришелье шумно втянул понюшку табаку из табакерки севрского фарфора. — Но чтобы видеть нас в Версале, в Марли, в Фонтенбло, нужно быть представленной ко двору, — сказал герцог. — Дама, о которой идет речь, как раз и домогается представления ко двору».

В это время при дворе уже появляется юная супруга дофина - Мария-Антуанетта. Потом она будет приезжать в Марли раз в год - поиграть в карты по-крупному и погулять в парке, который, в отличие от Версаля, начинался сразу за королевской спальней. Впрочем, может быть, парку лучше было бы без ее августейшего присутствия – во время Великой Французской революции на дворец обрушился справедливый народный гнев. Весь декор, связанный с королевской символикой, был уничтожен. Мебель из павильонов была вывезена и распродана. Скульптуры морских божеств из фонтанов демонтировали и переплавили на пули. Вырыли даже трубы, по которым из Сены подавалась вода в фонтаны. Впрочем, павильоны еще стояли, и парк был цел. В 1799 вся территория была продана некоему Александру Саньелю, который устроил во дворцовом комплексе ткацкую фабрику, для чего демонтировал купол в королевском павильоне. Однако из-за наполеоновских войн спрос на ткани упал и Саньель разорился. Вроде бы он даже предлагал Наполеону выкупить имение, но не получил согласия. Тогда он просто стал распродавать остатки павильонов на вывоз, как строительный материал. Через пять лет от дворцового комплекса не осталось ничего.

Как ни странно, в 1811 году Наполеон выкупил-таки имение в пользу государства. Но к этому времени оно представляло ценность только как охотничьи владения. После крушения французской монархии в 1848 году имение стало совсем заброшенным.

В конце XIX века несколько художников и писателей, живших в Марли, стали требовать защитить немногие остатки дворца. Так, удалось сохранить большой резервуар, выходящий на площадь Марли. Во второй половине XX века был восстановлен большой пруд и контуры парка в целом. Немногие мемории, оставшиеся от павильона, можно найти в «Музее Променада». Если вы пришли на место королевского павильона со стороны офиса туризма, двигайтесь прямо дальше и через метров 500 дойдете до небольшого музея. Там собраны некоторые картины из Марли, найденные в парке остатки керамики и всякие аксессуары. Особенно трогательна полуистлевшая сережка в виде ажурного шарика (извините, на фото она не очень получилась…). Наверное, ее уронила какая-нибудь молодая графиня, уступив настойчивым объятиям красавца-шевалье… Там же можно познакомиться со знаменитой “машиной Марли”, которой ныне также уже нет. Она исправно качала воду из Сены для парков Марли и Версаля (с 1680 по 1765 годы система колес м насосов поднимала воду на высоту 154 метра выше среднего уровня реки и доставляла 5 760 куб. метров воды в сутки). Эту машину, созданную уроженцем Льежа Реннекеном Суалемом, считали восьмым чудом света. В музее можно увидеть множество гравюр с изображением знаменитой машины, действующий макет и несколько фрагментов старинных труб. Как ни странно, но неровные цилиндры труб производят впечатление едва ли не большее, чем спасенные из дворца картины. Может быть, оттого, что живописи XVII века в музеях немало, а вот канализации – значительно меньше. Недалеко от музея можно увидеть небольшой сохранившийся фрагмент акведука.

Память о Марли сохранилась и в России. Дело в том, что именно тут принимал Петра I герцог Орлеанский во время второго путешествия императора за границу в 1717 г. Петр прожил в Марли пять дней: 27–31 мая и отметил свой день рождения. Так что дворец Марли, который заложили в Петергофе в 1720-м году, был своеобразной (не буквальной) репликой резиденции короля-солнца. Впрочем, Петр не стремился к прямым ассоциациям, и при нм петергофский Марли называли «Малыми приморскими палатами». Название «Марли» появилось уже в середине XVIII века. Но оно было вполне уместно – в общих контурах петергофский дворец Марли повторяет очертания королевского павильона в парке Марли.

Кстати, Поль Суалем, который почти 20 лет руководил созданием петергофских каскадов и фонтанов, таких как “Адам”, “Пирамида”, был родственником того самого Реннекена Суалема, построившего «машину Марли»… Ну что ж, если парк и музей нами изучены, можно еще немного погулять по самой деревушке Марли-ле-Руа и по ее окрестностям. Там еще скрывается много удивительного. Пожалуй, хватит на отдельный пост.
0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=