Главная Прогулки Романтик и прагматик: в усадьбе Бенджамина Дизраэли

Романтик и прагматик: в усадьбе Бенджамина Дизраэли

Апрель 1881 года. Бекингемпшир, Англия. Сероватый день, мрачные старинные дубы, красно-кирпичные стены старого помещичьего дома... Во двор въезжает карета с королевскими гербами, и из нее тяжело выходит королева Виктория. Она просит отвести ее в кабинет хозяина дома и оставить там на время одну. А где же хозяин дома?.. Увы, его совсем свежая могила находится на церковном кладбище, в десяти минутах ходьбы от дома. Но, возможно, королева надеется увидеть в кабинете тень хозяина и услышать его последние напутствия?.. Возможно.

Но кто же этот человек, которого Виктория при жизни называла своим лучшим другом?.. Это был граф Биконсфильд, член тайного королевского совета, внук итальянского еврея-эмигранта, автор модных романов и премьер-министр Великобритании – Бенджамин Дизраэли.

Любопытной личностью был этот Дизраэли. Нельзя сказать, что свое восхождение он начал с низов – его дед, иммигрант из Феррары, успел создать небольшой капитал, а отец занимался литературой. Однако для представителя еврейской семьи среднего класса мечтать о месте премьер-министра было бы слишком. А Дизраэли поставил себе эту цель еще в молодости – и достиг ее.

В своих романах он воспевал личностей байронического толка, да и себя самого искренне считал романтиком. Это не мешало ему проявлять в жизни крайний прагматизм. Он женился на богатой вдове, старше его. Женитьба решила его материальные проблемы, хотя уже после свадьбы, со временем, супруги полюбили друг друга. После смерти жены Дизраэли очень тосковал о ней. В отношениях c королевой Дизраэли тоже действовал с долей цинизма. «В общении с монархами никакая лесть не может быть чрезмерной». Получив от Виктории в подарок ее собственную книгу, он ответил, что книга может стать в один ряд с Данте, Шекспиром и Библией. Наградой ему была многолетняя дружба и поддержка королевы (несмотря на то, что при самой первой встрече Дизраэли королеве, вобщем, не понравился). Взглянуть на дом этого любопытного человека было бы, конечно, интересно. Поэтому в один прекрасный день мы выехали из Лондона с вокзала Мэрилебон и через 40 минут вышли на станции Хай Уайкомб (High Wycombe). Это небольшой городок с викторианскими домиками. Минут через пятнадцать прогулки по узким улочкам, пройдя мимо паба «Герб Биконсфильдов» подходишь к парку.
Идешь по зеленым лужайкам, где местных домохозяйки выгуливают тихих детей в колясках и буйных сеттеров без поводков. Если дело осенью – то можно по дороге поживиться ежевикой прямо с куста. Затем через калитку выходишь на публичную тропу, которая ныряет в сумрачные, влажные, мшистые внутренности леса. Еще минут десять по тропе – и ты уже начинаешь думать, не сбился ли с пути. Однако вот столбик с еле заметной эмблемой в виде дубового листа и стрелочкой – National Trust указывает нам дорогу к поместью Хагенден (Hughenden).
 
Дорожка петляет и выводит вас к каким-то хозяйственным постройкам. Вы недоумеваете – точно ли это то, что вам нужно?.. Но вот неприметная дверь в стене, проходите через нее - и вы перед входом в Hughenden Manor. Дом находится в собственности National Trust, перед тем, как идти в дом, нужно купить билет в кассе. Кстати, пара тонкостей, которые будут вам полезны, если вы будете посещать усадьбы под управлением National Trust. Во-первых, просите билет Standard Admission – по умолчанию вам продадут Gift Admission, который на один-два фунта дороже. Во-вторых, спросите, нет ли у них скидок для тех, кто приехал на общественном транспорте. Такие скидки есть во многих местах, но не везде вам будут торопиться о них рассказать. В качестве доказательства попросят предъявить билет на электричку или автобус и сделают скиду еще в фунт-полтора. Ну, а если вы беспокоитесь, что ваши действия разорят National Trust – можете оставить там несколько фунтов, купив путеводитель по дому.
 
Hughenden - это не огромное поместье, принадлежавшее древнему роду, такое как Knole, Ham House или Highcleare Castle. Это довольно большой дом, обустроенный политиком и джентльменом для собственного комфортного проживания с семьей. В целом интерьер выдержан в типичном стиле помещичьего дома, но порой встречается что-то, что выдает во вкусах Дизраэли легкий привкус мещанства. Вычурное зеркало, излишне эффектные тона в интерьере - он не смог полностью избавиться от присущей низам среднего класса любви к яркому и эффектному. Среди фарфоровых сервизов и золоченых корешков книг внимание вдруг привлекает мраморная нога, стоящая на столе, за которым работал Дизраэли. Она сделана по гипсовому слепку с ноги его умершей жены. Нам это кажется странным, но в викторианскую эпоху слепки с разных частей тела считались понятной данью памяти покойного. Нога встречалась, возможно, реже, чем посмертная маска или слепок руки, но не воспринималась как эксцентричность. Из многочисленных гравюр и картин, украшающих стены, запомнилась одна, изображающая на длинной ленте всех участников Берлинского конгресса 1878 года, на котором европейские державы пытались заставить Россию пересмотреть условия Сан-Стефанского договора. Вот он, Дизраэли, стоит, слегка согнувшись, слушая грузного вельможу в кресле. А кто этот вельможа? Это российский министр иностранных дел, канцлер А.И. Горчаков. Тот самый Горчаков, одноклассник по Лицею А.С Пушкина, «питомец мод, большого света друг, обычаев блестящих наблюдатель», адресат нескольких пушкинских посланий. Еще маленькая деталь, не связанная с Дизраэли, но связанная с музейным делом в Англии. Вместо надписи «на стулья не садиться» или перевязывания ручек веревочками здесь часто кладут на стул какое-нибудь засушенное растение. Время нашего визита завершается, у нас ее большие планы на вторую половину дня. Но вот дверь в подвал – нельзя пройти мимо. Что там? В одной из комнат можно примерить различные викторианские наряды. В другой – какая-то раскладушка, плакаты времен второй мировой… к чему это?.. А, оказывается, во время войны в Хагендене был секретный центр, где создавались карты высокой точности для бомбардировки немецкой территории.
 
Однако подробно изучить его историю мы не успеваем – мы еще хотим зайти в церковь, где похоронен Дизраэли. Около церкви – гигантское дерево, по легенде, посаженное еще в XVI веке. Его ветви образуют шатер, под которыми можно покататься на качелях. В самой церкви все, как обычно – витражи, деревянные сиденья, мемориальные таблички, и среди них – воздвигнутая Викторией в память о Дизраэли. Но церковь скрывает еще один сюрприз, о котором знают не все посетители. В маленькой комнате собрано несколько каменных надгробий в виде рыцарских фигур. Ирония в том, что созданы они были все по заказу одного местного сквайра, который хотел с их помощью доказать свою древнюю родословную. А мы покидаем поместье Хагенден, напоследок покачавшись на качелях под ветвями многовекового дерева…
Просмотреть Hughenden на карте большего размера

Полезные ссылки:

Дизраэли в Википедии.
Поместье Хагенден в англ. Википедии
Поместье Хагенден на сайте National Trust

Другие английские дома:

Резиденция Юлиуса Дрю – последний замок Англии.
В гостях у Бернарда Шоу.
Knole House: где снимались «Пираты Карибского моря», «Шерлок Холмс» и фильм про Анну Болейн.
Прогулка по берегу Темзы в Ham House, Richmond.
В гости к Дживсу и Вустеру - Highclere Castle.
Freemason’s Hall – штаб-квартира английских масонов.
Polesden Lacey: светская жизнь в эдвардианском стиле.
Red House Уильяма Морриса: мечта об утопии.

0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=