Главная Прогулки Усадьба Polesden Lacey, Великобритания.

Усадьба Polesden Lacey, Великобритания.

Иногда бывает, что в тоскливый и туманный день хочется вдруг вспомнить какой-нибудь другой – солнечный и радостный. Так вот и мне захотелось вспомнить одну прогулку. Это было в один из наших визитов в Лондон. Решили мы выехать за город и прогуляться до одной из тех английских усадеб, что придают такое очарование этой стране. Называлась усадьба – Polesden Lacey. О ней нам упоминали друзья, и, кроме того, маршрут с этим особняком был в нашей книжке «Прогулки по окрестностям Лондона», которую мы методично осваивали.
 
До станции Boxhill & Westhumble, ближайшей к нашей усадьбе, можно было доехать на поезде от Ватерлоо за 46 минут. Можно было, если бы мы решили совершить вояж в любой другой день. Выяснилось, что именно сегодня на линии идут ремонтные работы и нужно ехать до некоей станции (уже запамятовал, до какой), а оттуда еще около часа на автобусе. Вобщем, если можно было выбрать наименее удачный день для визита в этот самый Polesden Lacey, то мы его выбрали. Но менять планы? Ни за что!

Доехали до нужной станции, пересели на автобус, добрались до места. И вот бредем по дорожке мимо таких знакомых английских коттеджей. Сбоку от дорожки заметили маленькую церковь. Подошли, подергали ручку – закрыто. Уже собрались уходить, но тут дверь отворилась – на пороге стоял священник в белом облачении, приглашая нас пройти внутрь. Подчиняясь какому-то рефлексу, мы прошли. И оказались не в очень удобном положении.

Дело в том, что в церкви шла служба. Нам вежливо указали на свободные места, мы присели. Однако поняли, что петь вместе со всеми псалмы по молитвеннику по аккомпанемент небольшого органа и вообще изображать из себя ревностных прихожан мы, наверное, не сможем. А церковь крохотная – три или четыре скамьи, на них человек десять пришедших на службу. Сидим мы в самом центре и просто сидеть там глядя по сторонам очень некомфортно. Сдвинуться куда-то вглубь и изображать незаметных зрителей просто невозможно. Служба, судя по всему, еще будет идти долго. Посидев пару минут, мы опять побеспокоили священника и выскользнули на улицу со сдержанным ощущением интереса к происходящему и некоторой неловкости.

Но вот уже деревня осталась позади, мы идем по дорожке через лес, вдыхая влажноватый воздух с запахом прелой травы и пытаясь отличить буки от ясеней – натуралисты из нас никакие. На опушке леса растут древние тисы – некоторым из них более 2000 лет. Не случайно местные жители прозвали это место Druids Grove – Роща друидов. От него открывался замечательный вид на Норбери-парк и его особняки. Здесь же, за деревянным столом, мы выпили чаю из термоса и продолжили путь. Следующим пунктом по нашему маршруту должна была стать уже сама усадьба, однако внезапно мы заметили небольшую тропинку налево, свернули, и оказались на большом дворе, заваленном досками и бревнами. Это была столярная мастерская, открытая для туристов. Здесь делали дубовые скамьи, которыми так богато украшены английские парки, всевозможные указатели, таблички и полочки. Можно купить себе скамеечку, можно поучаствовать в мастер-классе. На срезе древнего дуба кнопочками обозначены даты, а на бирках обозначены исторические события – от норманнского завоевания до изобретения телефона. Так же на этой лесопилке жили разнообразные совы, потрясшие наше воображение и заставившие вспомнить древние кельтские мифы. Еще час прогулки по лесным и полевым дорожкам, несколько минут растерянности, когда мы не знаем, куда идти, общение с местными жителями – и вот мы на месте. Поместье Polesden Lacey не так интересно своем внешним видом, как своей историй, своими знаменитыми гостями и полностью сохранившимся интерьером. В начале XX века хозяйкой стала миссис Рональд Гревилл. Дочь шотландского пивовара-миллионера, она стала женой лорда и называлась «lady», но со свойственной ей иронией говорила про себя «I’m more bearess, than peeress» (я больше пивоварша, чем пэрша, но по-английски еще и звучит красиво).

Она была живая, остроумная, гостеприимная женщина, которой нравилось чувствовать себя в центре не только светской, но и политической жизни. Несколько примеров, чтобы показать уровень гостей этого сельского дома. Георг VI и королева Елизавета, герои фильма «Король говорит!» провели в гостях у миссис Гревилл свой медовый месяц. Вот на столе стоит подаренная ими фотография с их девочками-принцессами. Та, которая между родителями – ныне правящая королева. Королева Мария после отдыха у миссис Гревилл посылал ей благодарственные телеграммы. Интерьер дома поражает роскошью, хотя и не всегда – чувством вкуса. Уникальность дома в том, что он попал в управление к Национальному тресту по завещанию хозяйки, скончавшейся в 1942 году и сохранил интерьер той эпохи вплоть до мелочей. Вот любимое кресло Георга VI, вот графин, из которого он подвивал себе виски, выкуривая послеобеденную сигару. Вот столик, за которым гости собирались на пятичасовой чай. Опаздывать не полагалось никому – будь ты хоть английский премьер-министр, хоть испанский граф. В обеденном зале перед мысленным взором проходит череда монархов, министров, послов, обедавших здесь. Рассадка гостей требовала внимания – нужно было учесть семенные и любовные связи, статусы и титулы, политические воззрения и международную обстановку. Для планирования рассадки использовались вот эти кожаные бирки с наклеенными этикетками – их можно было перекладывать, пока не добьешься оптимального решения. Как правило, гостей принимали на высочайшем уровне, но бывали и накладки. Во время приема премьер-министра Чемберлена миссис Гревилл заметила, что прислуживающий за обедом дворецкий нетрезв. Делать публичное замечание слугам считалось недопустимым. Она передала ему записку: «Вы пьяны, покиньте комнату». Дворецкий то ли правда не понял, что записку адресована ему, то ли сделал такой вид, но только он передал записку Чемберлену. Тот прочел ее, испуганно взглянул на хозяйку, и… остался на своем месте, но замолк до конца обеда. Когда недоразумение разъяснилось, Чемберлен, слывший непробиваемым оратором, заметил, что это первый случай, когда его заставил замолчать дворецкий.

На стенах усадьбы – ренессансные портреты и фотографии гостей. Раскрашенное фото магараджи напоминает о том, что король Великобритании еще носил титул императора Индии. Вот это групповое фото выглядит как завязка одного из детективов с участием Эркюля Пуаро. «Дети принца Турн-унд-Таксис» - не этих ли выросших мальчиков упоминает Мария Васильчикова в своем «Берлинском дневнике»? В завершение прогулки по дому посетителям предлагаю примерить на себя платья и шляпки ушедшей эпохи. Перед колоннадой стоят шезлонги, можно посидеть, помечтать, глядя на окрестные поля и рощи – тут, где сидели молодые Георг и Елизавета (фото можно увидеть в усадьбе). Время течет незаметно. Мы понимаем, что на прогулку через лес Рэнмор-коммон и Путь северных холмов времени уже не остается. По карте намечаем ближайший путь к автобусной остановке. Уже смеркается, когда мы едем через Лезерхед, дремлем на переднем сиденье второго этажа автобуса…
 

Просмотреть Polesden Lacy на карте большего размера
0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=