Главная Рассказы туристов Как мы ночевали на винодельческой ферме в Тоскане

Как мы ночевали на винодельческой ферме в Тоскане

Все больше людей во всем мире увлекаются таким видом отдыха, как агротуризм. Фешенебельным отелям и богемным хостелам адепты этого направления предпочитают суровые ранчо, ароматные сыродельни или романтичные лавандовые фермы. Решили и мы попробовать как-нибудь провести пару дней там, где близость к природе сочетается с возможностью посмотреть традиционное хозяйство. Так как мы как раз собирались в Италию, то выбор был предопределен – конечно, нужно остановиться в каком-нибудь винодельческом хозяйстве. К будущему место отдыха мы предъявляли несколько требований. Во-первых, оно должно было вписаться в уже намеченные рамки нашего итальянского маршрута. Во-вторых, находиться хоть и в сельской местности, но поблизости от города, чтобы туда можно было добраться пешком, на автобусе или, в крайнем случае, на такси за небольшие деньги. И, кстати, в-третьих, само место не должно было слишком дорогим. А в-четвертых, хотелось бы, чтобы это была не просто гостиница с видом на поля и надписью «Agroturismo» (на такие места мы сразу наткнулись), а настоящая ферма, где делают вино, растя оливки, доят коров и приносят иные жертвы сельскохозяйственным богам. Искали долго – через гугл, через специальный сайт по агротуризму, через сайты самих ферм. В итоге нашли походящий вариант через знакомый букинг.ком. Написали хозяевам на всякий случай письмо, спросив, есть ли у них какие-то экскурсии по винным погребам и виноградникам. Получили сдержанный ответ – мол, в винный погреб мы вас сводим, а виноградников вокруг полно, и вы можете по ним гулять. Вариантов лучше не было, и мы забронировали комнату в этом хозяйстве на одну ночь. И вот прошло время, мы уже проехали пол-Италии, автобус довез нас от Поджибонси до Сан-Джиминьяно. Чашка кофе на площади, и мы ищем способ, как добраться до нашей винодельни. В турофисе берем список местных таксистов, половина которых носит одну и ту же фамилию (нет, список был не из двух фамилий). Выбираем одного из членов этого семейства, созваниваемся, и вот уже через пять минут садимся в серебристый минивен. Еще пять минут (и пятнадцать евро) – и мы высаживаемся на небольшом пятачке, окруженном старинным каменными постройками. Фактория – это как бы микро-деревня. Хозяйственные постройки, несколько жилых домов и даже маленькая церковь посередине. Во дворе живописно разместились старинные виноградные прессы, колеса, кувшины и прочая сельская атрибутика. Мы понимаем, что попали туда, куда хотели. На каждом номере своя фаянсовая табличка с названием – «Арки», «Камин», «Виноградник». Хозяин, бородатый сеньор Умберто, встречает нас в своем кабинете (старинная мебель, компьютер, куча бумаг) и идет показывать нашу комнату. Там – черные балки на потолки, огромная кровать, над ней – керамическая мадонна. Из окна – вид на знаменитые тосканские виноградники.

Кабинет сеньора Умберто.


 
Но мы не задерживаемся внутри, гуляем по единственной улице фактории, расслаблено взираем на клумбы, знакомимся с местными собаками. Одна собака добродушная и большая, другая маленькая и боязливая, хозяева подобрали ее c травмой и выходили.
 
Изредка тишина фермы нарушается немецкой речью – подъезжает автобус с бодрыми пенсионерами, совершающими винный тур по Тоскане. Хозяйство сеньора Умберто включено в большинство винных маршрутов. После экскурсии в винный погреб и дегустации повеселевшие пенсионеры идут к автобусу, прижимая к себе коробки.

Но вот туристы схлынули и у хозяина доходят руки до нас. Мы спускаемся в погреб. Ну погреб, как погреб – стоят бочки, много бочек. Хозяин и сам как-то утомлен их видом, не тащит нас в глубины своих владений, а рассказывает о своем хозяйстве, стоя у входа. Рассказ, скажем так, в базовой версии недлинный, но нам интересно, мы задаем вопросы. Постепенно вырисовывается следующая история.

Хозяйство с прилегающими землями перешло к семье в 1943 году (а впервые в документах оно упомянуто в XIII веке). Изначально поля обрабатывались независимыми арендаторами, которые платили хозяину арендную плату частью урожая – такая система была принята во всей Италии. Однако в 1970-х произошли серьезные изменения – очень много людей покинули деревню, переселились в города, арендаторы исчезли, хозяйство на некоторое время пришло в упадок. В 1980-х Умберто с молодой женой стали его восстанавливать уже на иных началах, обрабатывая землю своими силами и с помощью нанятых рабочих. Постоянно на ферме работает 6-7 человек, но иногда нанимаются сезонные команды. Например, для сбора оливок приезжает специальная группа марроканцев, которые специализируется на этих работах. Они за день-два собирают урожай и перемещаются тут же на следующую ферму. «Они очень квалифицированно работают, у них очень профессиональный менеджер» - как бы несколько извиняется Умберто за обращение к иностранной рабочей силе. На ферме делается два основных сорта вина - это неизменное кьянти и белое верначчо, сорт, который растет именно в окрестностях Сан-Джиминьяно. Вино полностью проходит весь цикл производства – разливается в бутылки и оклеивается этикетками здесь же, в мини-цехе. Три сорта вина, которые производятся на фактории, Умберто назвал в честь трех своих дочерей, и один сорт – в честь жены.



Когда, покончив с верначчо и кьянти, мы уже переходили к дегустации граппы, в зал вбежала девочка лет десяти, сообщив, что мама просила подать бутылку постояльцам. Хозяин достал бутылку, открыл, отдал девочке, та взяла пробку, понюхала… и с видом знатока вынесла свое суждение. Тут наши познания итальянского дали сбой, но судя по всему, суждение было критическое. Умберто с дочкой не согласился, что-то возразил – с достоинством, как равной. Да, так вот и взращиваются виноделы, подумали мы.
Взяв с собой бутылочку верначчо, мы распили ее, сидя под деревом, над которым понемногу темнело чистое небо Тосканы. Так как бутылка стала завершение полноценной дегустации, она привела нас в довольно возбужденное состояние духа. Помню, что мы принялись обзванивать по скайпу всех знакомых, чтобы поделиться впечатлениями. Но в России был уже час ночи, и дозвониться мы смогли только до лондонского приятеля, который, впрочем, воспринял наш звонок как должное. После обильного завтрака мы погуляли по виноградникам, и устроили небольшую фотосессию.



Пока фотографировались, имел место небольшой случай. Из одного здания вышел человек с бокалом вина, по виду – местный рабочий, постоял, посмотрел сквозь него на солнце, понюхал, попробовал, сплюнул и ушел. Ну, дегустирует там что-то в процессе производства, подумал я. И только потом понял, что, скорее всего, привлек этого товарища именно ракурс нашей фотосессии, скажем так.
Перед уходом я разговорился с женой хозяина. Она давно мечтает съездить в Россию, даже изучала как-то сайт Эрмитажа, - но, работа, работа… К ним приезжает много русских, еще с 1990-х годов, но в то время русские гости были как-то менее приятными, многие разочаровывались, не найдя на ферме какой-то ожидаемой роскоши, а вот в последнее время приезжают все больше адекватные люди, понимающие, что такое агротуризм.

Вот они, хозяева фаттории.

Да вот, недавно приезжала синьора… как бишь ее…она что-то крикнула мужу, но тот тоже не помнил имя сеньоры. Как фамилия вашего президента, Мевдев (так!)? – неожиданно спросила меня хозяйка.

На тот момент президентом несколько дней был уже другой человек, но я решил не грузить синьору подробностями, равно как и тонкостями русских фамилий, и подтвердил, что да, мол, наш президент – Мевдев. Ну вот, сказала хозяйка, к нам и приезжала супруга вашего Мевдева. Очень приятная дама, easy person, покупала у нас продукты и вино, обсуждала методы экологического производства и показала себя человеком современных взглядов.

Порадовавшись за то, что у нашего (на тот момент уже, правда, бывшего) президента такая замечательная жена, мы положили в рюкзаки еще пару бутылочек верначчо и покинули факторию по дороге, вьющейся среди тосканских холмов – к виднеющемуся на холме Сан-Джиминьяно.
0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=