Le Grand Eaux Nocturne в Версале, Франция.

С июня по сентябрь по вечерам в Версальском парке устраивают различные празднества, которые (конечно, лишь отчасти) воскрешают ту атмосферу, которая царила при дворе во времена Людовика XIV. Эти празднества бывают нескольких видов. Мы побывали на одном, которое называлось Le Grand Eaux Nocturne. Мы прибыли на действо вчетвером – я, моя Прекрасная Дама, моя сестра Александра и наша французская подруга Летисия. Только начинало смеркаться, последние лучи заходящего солнца отражались в стеклах дворца и придавали приятную цветовую температуру стенам. Моя сестра первый раз была в Версале, и практически впала в транс от открывшихся пейзажей. Летисия, несколько пресыщенная всей этой роскошью, сначала хмурилась, но потом вдруг - рраз! – и развеселилась. Между тем, солнце постепенно скрылось – сначала за балюстраду, а потом и за холмы. Мы пошли гулять по парку. Работали большие и малые фонтаны. Бронзовые собаки навеки застыли над пойманными оленями, став, вместе со своими жертвами, проводниками вечно льющейся воды. Подсвеченные деревья за клетками ограды напоминали всполохи начинающегося пожара. Статуи улыбались нам на фоне зеленого ковра, в который как будто бы были вшиты тлеющие угли. По мере того, как все больше смеркалось, олимпийские обитатели все контрастнее смотрелись на фоне темноты. Хотя сознание старалось гнать прочь банальности, но подсознание настойчиво убеждало, что мраморные боги вот-вот оживут. По странной ассоциации, в голову лезли не цитаты из Сен-Симона, а «Волхв» Фаулза - сцена, где Кончис показывает герою ночной спектакль с нимфой, сатиром и Аполлоном. Благодаря игре света и тени казалось, что фигуры на гигантских вазах убегают вдаль, сплетясь в хороводе. Маски саркастически взирали на происходящее, высовываясь из растительного орнамента. Во времена Людовика XIV обязательными элементами празднеств были аллегорические постановки, которые придворные могли наблюдать, расположившись на балюстраде. Одно из первых празднеств прошло здесь в 1664 году – возможно, его размахом король хотел вытравить воспоминания о роскоши приемов Фуке. Вот что пишет об этом празднике Александр Дюма в хронике «Людовик XIV и его эпоха»: «Герцог Сент-Эньян был распорядителем, а «Неистовый Орландо» должен был вознаградить издержки благодаря изобретательности итальянского декоратора Виграни. Версальские сады превратились в сады Альцины, и увеселения, следовавшие одно за другим, составили продолжавшуюся три дня поэму под названием «Удовольствия очарованного острова». На третий день в чертогах Альцины была представлена «Элидская принцесса» Мольера. В этой пьесе Мольер изобразил короля и его фаворитку, а также себя; поскольку он в это время сделался придворным, то захотел высказаться устами театральной маски. Играя роль шута, он говорил о себе:

По роли дурака его, пожалуй, знают,
Он вовсе не таков, хоть кажется таким.
Пусть глупого на сцене он играет,
Но он умней смеющихся над ним. В следующий понедельник Мольер разыграл в Версале, в присутствии короля и всего двора, три первых акта «Тартюфа». Король похвалил автора, но запретил показывать пьесу публике, поскольку, как он сказал, бывает трудно отличить истинно набожных от лицемеров. Бедный Мольер сделался придворным, наряжался шутом, чтобы проложить дорогу своему «Тартюфу», но комедия, которую он сам считал образцовым своим произведением, одним словом короля была осуждена на забвение». В зеленых лабиринтах скрывались небольшие кафе. Бокалы, отсвечивая расплавленной карамелью, ждали уставших гостей праздника. Мы решили освежиться стаканчиком апельсинового сока, который при нас выжали из нескольких апельсинов. После сока дамы расслабились, и дали поймать себя белым светящимся щупальцам. С трудом удалось вырваться из них и снова вернуться в центральную часть парка, где жидкий огонь изливался на богинь и стекал в бассейны. Ближе к одиннадцати часам все стали искать, где бы присесть. Самым удобным местом была лестница, но на ней места уже были заняты загодя. Расстелив карты, мы расположились прямо на земле, над большим фонтаном. В несколько минут двенадцатого началось основное шоу. Смотреть на него на фотографиях – не очень адекватно. Нужно быть там, пытаться охватить взглядом и парк, и небо, и рисунок огня, и звуки барочной музыки… Завершу рассказ практическим советом: приехав на ночное шоу, узнайте заранее, когда уходит последняя электричка и сразу после фейерверка постараться выйти из состояния эстетического ступора и быстро лавировать между гостями в сторону выхода из парка. После окончания спектакля до Парижа, уходит, как правило еще одна электричка, и желающих уехать на ней, как можно понять немало. Но если не успеете уехать до двенадцати с Versailles Rive Gauche, то в начале первого есть еще один поезд – с Versailles Chantiers, до которого идти, однако, несколько дольше. Точное расписание и карту с расположением всех вокзалов можно захватить на станции сразу по прибытии.
Другие наши рассказы о Франции:
Париж: праздник, который всегда где-то рядом
Из Парижа на прокатной машине
Порт-Марли и замок Александра Дюма
Парк Марли и дворец, которого нет
Марли-ле-Руа: деревушка для приятных прогулок
По Дороге импрессионистов
Версаль: впечатления
Версаль: практический гид по городу
Ницца
Канны
Остров Сен-Маргерит – в гостях у «железной маски»
 
0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=