Главная Рассказы туристов Лондон. Охотники за привидениями-2: Хемпстед

Лондон. Охотники за привидениями-2: Хемпстед

Свой второй день пребывания в Лондоне мы решили посвятить изучению района Hampstead. Тем самым вызвали одобрительное удивление Дениса - «Вы первые мои знакомые туристы, которые хотя бы слышали об этом месте!». Мы - слышали. Пару лет назад мы смотрели восхитительный английский фильм «Сцены сексуального характера» (Scenes of a Sexual Nature), действие которого происходило в парке Hampstead Heath. Название это мы запомнили и решили при случае обязательно посетить это место. Целью прогулки был, собственно, парк, где мы планировали устроить пикник, но начали мы, разумеется, с поиска привидений в самом Хемпстеде.


Стоило было выйти из метро (кстати, в Хемпстеде оно самое глубокое в Лондоне, поэтому подниматься наверх приходится не на эскалаторе, а в лифте), как стало понятно, что Хемпстед - один из тех прелестных районов, которые я больше всего полюбила в Лондоне. Дома Пикадилли и Оксфорд-Стрит полны красоты и величия, но все-таки они немного похожи на парадные улицы других европейских городов. Но стоит чуть свернуть из центра, как архитектура Лондона становится совершенно особенной, непохожей на французскую вычурность или итальянскую разноцветную нарядность. Все здесь словно устроено главным образом для комфортного обитания людей. Уютные домики, большие окна, обязательные внутренние садики, красные автобусы остались позади, на шумных проезших улицах. Цвет домов - красный и коричневый, слегка подчеркнутый белыми рамами окон, придает улицам строгость и вместе с тем, он смотрится очень теплым под низкими лондонскими небесами.

  

















  

 

Когда-то Хемпстед был деревушкой неподалеку от Лондона. Потом здесь обнаружили целительные воды, и деревушка превратилась в модный курорт. Лет через сто и это прошло (британские аристократы перебрались на заграничные курорты). Зато в Хемпстеде начали селиться писатели, поэты, актеры и прочая богемная публика. Круглые синие таблички с указанием великой персоны встречаются тут чуть ли не на каждом доме. В XVIII веке в Хемпстеде жили лорд Байрон, Уильям Блейк, Джон Китс, Чарльз Диккенс, Уильям Тернер. В прошлом веке список местных гениев продолжал расти - Джордж Оруэлл, Джон Голсуорси, Герберт Уэллс, Ивлин Во, Агата Кристи... и так далее, и так далее.

Ну а что же привидения? Вот они, пожалуйста. В доме, где сейчас находится паб William IV, когда-то давно доктор убил свою жену и спрятал тело в подвале. С тех пор ее привидение хлопает окнами и дверями посреди ночи...

А в окна паба грустно смотрит юная девушка с длинными волосами и в белом саване. Это призрак пациентки зубного врача, практиковавшего на High Street. После посещения дантиста бедная девушка так боялась следующего визита, что покончила с собой...

Одна из самых привлекательных улиц в Хемпстеде - Church Row. Дочь писателя Уильяма Теккерея Анна описала ее как «улицу голландских краснолицых домов, ведущих к старой церкви, которая стоит в цветущем церковном саду».

  

В конце Church Row, почти у самой церкви Святого Джона-в-Хемптеде жил с 1909 по 1912 год Герберт Уэллс.

  Здесь жил Уэллс

Автор «Машины времени» и «Войны миров» жил увлекательной жизнью в Хемпстеде. У него был роман с Эмбер Ривз, одной из просвященных «новых» женщин, ратовавших за социальные перемены и сексуальные свободы. Жена Уэллса Джейн знала о существование Эмбер и даже знала, что парочка арендовала домик в Нормандии, чтобы бывать там вдвоем. Однако когда Эмбер забеременела, Уэллс потерял к ней интерес и вернулся к жене. Джейн была очень привязана к мужу и смогла сохранить свою любовь, несмотря на его многочисленные романы, до самой смерти.

Мы зашли в церковный двор и побродили немного в тишине вдоль старых могильных камней. Странное испытываешь чувство, когда видишь могилы людей, умерших больше века назад. Как будто соприкасаешься с вечностью... На каждом могильном камне выбита эпитафия умершему от его родственников, причем это не наше традиционное «помним, любим, скорбим», а особенные, искренние слова, воспоминания о том, какой это был человек при жизни, которые очень трогают сердце.

 

После небольшого отдыха на лавочке у церкви и общения с пушистой белкой мы отправились дальше. Поднимаясь от церкви вверх по Mount Vernon и Hampstead Grove, мы дошли до небольшой улицы Admiral Walk, в глубине которой стоит дом под Grove Lodge - Лесная сторожка. В этом доме Джон Голсуорси жил с 1918 г. и до своей смерти в 1933 г. Здание XVII века кажется обманчиво маленьким рядом с белой громадой Дома Адмирала - это здание стало прототипом дома Адмирала Буна из «Мэри Поппинс»

 Дом Адмирала

Но вернемся к Голсуорси. В этом доме он написал последние пять томов своей «Саги о Форсайтах». Голсуорси очень любил, когда жена играла ему на пианино - это помогало писателю работать над особенно сложными отрывками. Часто он звал жену и просил сыграть что-нибудь, чтобы к нему пришли нужные слова. Сразу вспоминается играющая на пианино Ирэн и Сомс, который не разбирался в музыке, но так любил слушать игру своей жены... Когда Голсуорси присудили Нобелевскую премию в области литературы в 1932 г., он был слишком болен, чтобы ехать в Стокгольм. И медаль привезли сюда, в Grove Lodge.


 

С каких-то недавних времен я очень полюбила Голсуорси, хотя в университете совершенно не могла его одолеть. Его «Сагу» я успела перечитать уже раз пять, поэтому я с особым чувством посмотрела на дом, в котором он жил. Я даже подобрала на память маленький камешек с дорожки, ведущей к дому...

Впереди нас ждала главная достопримечательность Хемпстеда - огромный городской парк Hampstead Heath. Собственно, парк этот больше похож на лес, по крайней мере в нашем восприятии. Удивительно приятно оказать посреди зеленого леса буквально в двух шагах от городского шума. Говорят, что в хорошую погоду все полянки заняты отдыхающими в тени дерев лондонцами, но в середине октября парк был довольно пустынным. Что немного смущало нас, так как нашей главной целью в этом парке было достижение холма с лучшим видом на Лондон. Где он находится, мы не знали, только видели его в вышеупомянутом кино. После получаса приятных, но немножко бесплодных блужданий по парку, мы, наконец, наткнулись на аборигена (а возможно, такого же туриста), сидящего на травке с книжкой в руке. Не заморачиваясь долгими объяснениями, мы прямо спросили, где находится the place with the best seeing on London. Молодой человек нас прекрасно понял и посоветовал идти направо, налево, опять направо, после чего мы придем на President Hill.

- Откуда тут President Hill? - изумился Люк, когда мы отправились указанным путем. - Какие президенты в Англии?!

И только изучив карту, мы поняли, что имелся в виду Parliament Hill. Откуда такая странная ошибка - остается только догадываться...

И все-таки мы его нашли! Вот он, Лондон, у нас под ногами! Собор Святого Павла, башня-огурец Swiss Re, арена О2. Сам холм был таким славно зеленым, а небо - потрясающе голубым, с низкими белыми облаками. В этом небе летали разноцветные бумажные змеи, по траве бегали смешные лохматые собачки - ну просто идиллия!

  
 


Несмотря на то, что ветер пытался вырвать из рук наши съестные припасы, мы с удовольствием устроили маленький пикник. На запах сэндвичей с тунцом прибежали две маленькие веселые собачки, стали тыкаться в нас носами и выпрашивать кусочек чего-нибудь вкусного. Их хозяйка, милая старушка, извинилась за своих питомцев и представила нам каждого (их имена, к сожалению, я забыла). Приветливая, как и большинство лондонцев, она обменялась с нами несколькими фразами о погоде и пошла дальше, окликая своих собачек. Одна послушно побежала за хозяйкой, а другая уходить не желала, пока мы тихонечко не угостили ее сэндвичем. Только тогда, удовлетворенная, она убежала от нас.

На обратном пути к метро мы увидели сразу несколько мест, связанных с именем Джорджа Оруэлла - дом и квартиру, в которых он жил, книжную лавку, в которой он работал. На бывшей книжной лавке, где теперь торгуют гамбургерами, висит барельеф писателя, а также его перефразированная цитата: «Все гамбургеры равны, но некоторые гамбургеры равнее других» и приписка «Наши извинения Джорджу Оруэллу».

А еще Оруэлл любил гулять по Hampstead Heath со своей подругой Кэй Уэлтон, с которой он познакомился в книжном магазине. Во время этих прогулок Кэй узнала, что Оруэлл прекрасно разбирался в деревьях и травах и страстно любил птиц. Но что поразило ее больше всего - так это то, что Оруэлл также обожал кошек и решительно не признавал тот факт, что кошки едят птиц...


Когда мы спускались с холма, Хемпстед уже зажигал свои огни. На Лондон опускался вечер. Почему-то он навевал мысли о Рождестве - яркие вывески и разноцветные фонари были Хемпстеду очень к лицу.



В заключение вечера нас ждал паб The Flask в уютном переулке Flask Walk. Его название связано с тем самым курортом - тут разливали по фляжкам воду из источников. А теперь разливают вкуснейшее пиво, эль и сидр. Кстати, именно в период нашего пребывания в Лондоне там проходила акция по поддержке местных фермеров, выращивающих яблоки. Жителям и гостям Лондона рекомендовалось есть побольше яблок, пить побольше сидра и лакомиться яблочными паями. Так что как минимум по части сидра мы в этой акции поучаствовали.

Про пабы хочется написать несколько слов отдельно. Во время нашего первого визита в Лондон, еще когда автобус вез нас из Хитроу, наша сопровождающая в числе прочих советов настоятельно рекомендовала посетить какой-нибудь паб.

- А как они выглядят? Как узнать, что это паб? - заволновались туристы.

- Они выглядят... сейчас я вам покажу один и вы сразу и навсегда поймете, как выглядят пабы и ни с чем их не спутаете.

Действительно, один раз увидев паб, уже точно понимаешь, чем он отличается от обычного кафе или ресторана. Деревянная отделка снаружи, темные цвета стен (красный, коричневый, черный или зеленый), висящие горшки с цветами. Иногда паб украшен также гербом. 

  
  


В классическом пабе предлагается только выпивка, но есть и гастропабы, где вам могут приготовить сытный ужин. В манерах англичан пить пиво нас поразили две вещи. Во-первых, они никогда это пиво ничем не закусывают. Всякие традиционные для нас закуски к пиву - чипсы, орешки - тут совершенно не пользуются спросом. В пабе в районе Паддингтона, где мы любили бывать, чипсы, в принципе, продавались. Но мы были единственными, кто их покупал...

Во-вторых, англичане предпочитают пить стоя, даже если в пабе есть свободные столики. Понятное дело, можно опрокинуть что-то быстренько и не присаживаясь. Но они стоят за стойкой или на улице очень долго, общаются друг с другом, пьют бокал за бокалом... ноги у них натренированные, что ли. Или следуют русской мудрости «стоя больше войдет»?

Внутри пабы тоже отделаны очень красиво, причем, все по-разному. Где-то висят фотографии, где-то картины, где-то вырезки из старых газет или постеры. В целом каждый паб создает впечатление индивидуальности и какой-то человеческой заботы. Как будто ты приходишь не в общественное заведение, а в дом, любовно украшенный хозяином в его собственном вкусе. Поэтому здесь особенно приятно проводить время. А уж какое тут вкусное пиво... и ледяной, с кислинкой, сидр...

Пока мы сидели в пабе, город окончательно накрыла темнота. Пора было торопиться домой. Как много мы не успели увидеть в Хемпстеде! Значит, есть повод вернуться сюда снова.

0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=