Главная Рассказы туристов Россия, Ростов Великий: Часть II. «Кузнец нам не нужен…».

Россия, Ростов Великий: Часть II. «Кузнец нам не нужен…».

По щучьему велению…

Такси довезло нас до другой достопримечательности Ростова – Спасо-Яковлевского монастыря. Он находится уже в городской черте, хотя и на окраине. Перед входом в монастырь бабушки продают вязаные тапочки, маринованные грибы и свежепойманных щук. Несмотря на соблазн попробовать купить щуку и добиться от нее выполнения некоторых желаний, мы прошли мимо и оказались внутри монастырской ограды.

 

При входе бородатый человек очень вежливо и бесплатно вручает женщинам, одетым в брюки, вот такой вот фартук, который легким движением рук превращается во что-то типа верхней юбки.

Три факта о Спасо-Яковлевском монастыре

Факт первый. В XIV веке был в Ростове епископом некий Иаков (Яков). И вот как-то разонравился он местным жителям, и они решили его изгнать. Вообще, такие истории случались во многих древнерусских городах. Епископ ушел, но недалеко – поселился за окраиной города, где вокруг него стали селиться его сподвижники. Стихийно возник монастырь. Впоследствии, как и полагается, жители одумались, мнение переменили и стали звать Иакова обратно. Но он им вежливо ответил что-то типа «Лучше уж вы к нам…» и остался жить в монастыре, который и стал называться Яковлевским в его память.

Факт второй. Недалеко от Ростова располагалось раньше имение Шереметевых Березники. Там в семье кузнеца («коваля») родилась девочка Параша Ковалева. После того, как она была взята в театральную труппу в усадьбу Кусково (где получила сценический псевдоним «Жемчугова»), ее полюбил хозяин труппы, граф Николай Шереметев. Полюбил так, что даже хотел на ней жениться. Параша уже собралась звать на свадьбу отца-кузнеца, но сделать возникла проблема – Параша была неблагородного происхождения, а такие неравные браки были официально запрещены. От расстройства она и ушла в монастырь…. то есть, на самом деле, не ушла, а продолжала 20 лет играть в труппе, вызывая восхищение столичной публики (в том числе, Павла I).



Через 20 лет граф все-таки организовал тайное венчание. Однако в браке ни прожили всего два года. Шереметев очень тяжело переживал смерть Параши, возвел в ее память Странноприимный дом в Москве и Дмитровский собор в Яковлевском монастыре (слева).

Собор ругают за эклектизм и бестолковость, а мне кажется, что по-своему он интересен. Особенно, если рассматривать его как часть единого ансамбля из симметричного по отношению к нему Яковлевского собора и колокольни. Вместе они организуют какое-то особое, внешне не очень «монастырское» пространство.

Мне почему-то вспомнился Королевский госпиталь в Гринвиче.

Факт третий. Со смотровой башни (20 рублей за подъем на башню предлагается добровольно пожертвовать, бросив в прорезь на ящике; вашу честность никто не контролирует) открывается вид на озеро Неро.

Ростовцы звали его раньше «Тинное море», так как рыбой оно небогато, зато в нем есть чрезвычайно полезный ил – сарсапель сапропель. Он лечит от некоторых болезней и на 40% повышает урожайность. Озеро 13 километров самом широком месте, при обзоре с башни противоположный берег почти не виден, белесое небо и белый снег смыкаются где-то вдали.

А на острове прямо перед монастырем раньше было святилище языческого бога Велеса, покровителя скотоводов.

Внизу, под башней, в арках стены, хранятся дрова. Видно, что не для декора, а для дела.

Готика и классицизм

В плане декора любопытны башенки, стоящие по периметру монастырской стены. Это пример неоготики, которая стала очень популярна у столичной знати в конце XVIII века. Появление их здесь также связано с влиянием графа Шереметева. Это довольно редкий случай неоготики XVIII века в российской провинции – обычно упоминаются примеры исключительно в Санкт-Петербурге и Москве.

Не удержусь от цитаты: «Специфика русской псевдоготики XVIII столетия (…) заключается и в том, что строили здания в «готическом духе» те же архитекторы, которые возводили грандиозные классицистические ансамбли и заказчики были те же: члены царской семьи и богатые дворяне, стремящиеся не отставать от западноевропейской «моды», это, в частности, обусловило смешение обьемно-планировочной системы классицизма с декоративными элементами средневековой готики. Готика выступала преимущественно романтической декорацией, воздвигаемой в живописных местах загородных усадеб и парков для отдыха царственных особ» (Баранова М.Г. Метаморфозы готики в русском культурном пространстве).

В этом плане Спасо-Яковлевский монастырь – просто иллюстрация к учебнику. Планировка центральной площади с двумя соборами и колокольней – классицистическая, башенки выполняют роль готического декора. И все, очевидно, было спланировано, одним и тем же архитектором.

… Выйдя из монастыря, мы решили прогуляться пешком пару километров до ростовского Кремля. Что из этого получилось – читайте в окончании рассказа о поездке в Ростов.

Читайте начало:

Ростов Великий: Часть I. Борисоглебский монастырь.

Читайте далее:

Ростов Великий: Часть III. Где менял профессию Иван Васильевич?


0
Опубликовать в своем блоге livejournal.com
 

Добавить комментарий


Защитный код
Не видно код? Показать другой


img src=